Взрослые и дети

Про жертв и лучшие роли столетия.

Одна моя знакомая собиралась замуж. Ну, как собиралась, ей предложили. Они оба вчерашние студенты, она искала работу, а он фрилансер. Всячески клялся в любви и настоял отнести заявление в загс.
За две недели до свадьбы стало очевидно, что денег даже на самое скромное мероприятие нет. И тут вдруг ему предложили поработать. За выходные надо было обработать пачку фото для журнала. Работа несложная, но монотонная и срочная – предыдущий исполнитель соскочил, не предупредив, журнал шёл в печать в понедельник, а в пятницу стало понятно, что спасти всех может только будущий жених. Деньги за работу в выходные и срочность сулили такие, что все свадебные мечты молодых могли воплотиться без труда. Она предлагала забить на свадьбу и пожениться в другой раз. Он сказал, что это их шанс.

 

В пятницу утром знакомая наготовила милому харчей и свалила пожить к друзьям, чтобы вообще никак не мешать нести лодку любви в лагуну. Появилась в субботу вечером, узнать как двигаются дела. Милый был рад, весел и сказал, что всё ещё не приступил к работе, так как ему надо было «созреть и всё продумать». Она приготовила ещё еды и ушла. В воскресенье вечером уже окончательно вернулась и застала ужасающую картину – милый лежал на кровати, раскинув навзничь руки, и адски стонал.

— Что с тобой? – она ещё не знала, что произошло, но почувствовала, как сердце её падает вниз.
— Всё хорошо, кроме того, что кажется я ужасно болен.

Станиславский стоял где-то поодаль и на его глазах навернулись слёзы безутешного горя.

— Ты измерял температуру? Сколько там? Давай вызову врача?
— Нет…нет…не надо…мне уже лучше, ведь ты, милая, наконец вернулась.
Он снова протяжно застонал.
— Так что там с температурой? Дай потрогать лоб. Хммм, странно, мой даже горячее.
— Я не знаю, что там с температурой, но мне было так плохо, что даже вырвало.
— Господи, а какие ещё симптомы? Сейчас посмотрю телефон поликлиники.

Она подошла к столу и дёрнула мышкой, чтобы разбудить монитор. На экране всплыла какая-то онлайн игрушка, поставленная на паузу. В чате игры любимому писали: «Сань, ну ты где? Начинаем новый уровень? Сань? Ты заколебал, Сань! Ты будешь играть дальше?».

Если бы люди – жертвы снимали на видео свои роли, то Лео ди Каприо считал бы себя ничтожеством и не получил бы Оскар никогда. Кто он такой, по сравнению с этими трагичными, несчастными истинно страдающими людьми? Так и вижу один чёрно-белый фильм, в котором крупным планом лицо стрёмного безэмоционального героя задумчиво повторяет: «Nothing! Nothing! Nothing!».

Игра жертв безупречна. Они, словно кропотливые Золушки с зёрнами пшена и ржи на полу кладовки, тщательно отсоединяют всё лишнее, мешающее им безутешно страдать, оставляя только самый сок боли. Преумножая его в своём воображении и интонациях. Выпячивая и наблюдая за реакцией других.

Эти люди:
— в любой ситуации видят ТОЛЬКО то, что поможет им страдать (реально или показушно, на публику),
— любят браваду умирающей, но гордой жертвы а-ля «О! Боги! Посмотрите, как я страдаю! Нет… нет! Уйдите, мне ничем нельзя помочь! Кажется, сейчас я умру! Уходите!»
— любят усиливать жертвенную ситуацию самобичеванием: «О, да! Вы правы, я не смог сделать даже вот этого! Господи, да я вообще ни на что не гожусь!». Иногда – со снобизмом: «Да! Я – говно! Но кто осудит меня за это сейчас?»
— нагло и отвратительно врут: «Я умирал! Умирал, да! И я бы посмотрел на тебя, дорогая, будь эта опухоль в правом нижнем желудочке сердца у тебя. Как бы ты себя вела на моём месте?» (назавтра опухоль обычно рассасывается, что является прямым доказательством существования божественного провидения).
— никогда не признают то, как абсурдно себя ведут, чтобы позволять себе и дальше сваливать всю ебатню, которую творят, на силы провидения.
— режут поперёк, а не вдоль.

И ГЛАВНОЕ: никогда не прикладывают максимальных (ну ладно, хер с ним максимальных, хоть бы хоть каких-то) усилий, чтобы изменить ситуацию и прекратить страдать (или всячески откладывают начало этих усилий, чтобы «всосать боль дотла»).

Мы можем предположить, что таким образом люди просят нас о внимании, поддержке, сочувствии. Но это длится бесконечно и уже похоже на абсурд. Вы бегаете и ломаете руки и ноги, придумывая решения и способы ИХ выхода из ИХ жопы. Хотя обычно все решения на поверхности и звучат как «сделай, блять, хотя бы один грёбаный шаг. По-настоящему, чтобы помогло, а не на публику или чтобы отвязались».

И правда в том, что вы для них — помеха, так как они не нуждаются в способах и решениях, которые вы предлагаете. Единственное, в чём они нуждаются – это в розыгрыше своих восхитительных ролей и возможности не делать нихуя, чтобы хоть что-то изменить. Ну и в подсасывании из вас энергии сострадания. И вообще энергии. Она так сладка.

Мы все страдаем этой хернёй периодически. Важно то, умеем ли мы вовремя остановиться. Самостоятельно и максимально быстро.

Недавно я сидела в гостях у друга и ковырялась в носу (да, принцессы тоже делают это иногда), пока он в соседней комнате переодевался для выхода на улицу. Внезапно я сковырнула что-то внутри и из носа полилась алая и сладкая кровь. Хотела добежать до крана в ванной, но затормозила себя и снова села на диван.

Я с упоением смотрела, как кровь капает на чёрные джинсы (беспонтово, так как не видно) и марает мне руки (вот это красиво, да!). Я сидела, наблюдала за алым липким цветом на руках и думала: «Сейчас он зайдёт и встревожено спросит: что с тобой, Катя?» Его глаза будут испуганы, он бросится ко мне, а я смогу спокойно, гордо и немного растерянно сказать: «Не знаю, просто кровь из носа пошла. Не могу остановить».

Несколько секунд я упивалась воображением наших лиц, трагизмом ситуации, своим страданием и радостным чувством нужности. Потом встряхнулась, подумала: «Да ты охерела! Пойди умойся, к чему этот грёбаный цирк?». Встала и пошла. К моменту, когда приятель готовый к прогулке вошёл в комнату, я чистая, умытая и красивая лениво листала ленту фэйсбука.
— Ну что, я готов, выходим?
— Угу.

Я, в целом, никогда не мечтала об Оскаре. Хер с ним. Хер.

______________________

А вы жертвите хотя бы иногда? Как вы это делали в последний раз? Признавайтесь! А не делайте вид, что уж вы-то никогда!

Facebook Comments

Популярные статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *