Деньги и бизнес

Про вес, возраст, дискриминацию, абьюзеров и Аэрофлот.

После института я училась в аспирантуре и страстно хотела путешествовать. Сделала загранпаспорт и прошла все тесты на бортпроводника в Аэрофлоте. На медкомиссии нас измеряли вдоль и поперёк. А пожилой врач сказал, чтобы я как следует подумала — с зрением в минус придётся несладко — от постоянных перегрузок при взлётах и посадках состояние глаз ухудшается, причём стремительно. Я решила, что найду иной способ посмотреть мир и занялась другими делами.

Недавно читала про скандал с аэрофлотом — у них якобы изменились стандарты и все бортроводники возрастом 45+ и размером одежды 50+ дискримируются и снимаются с кудрявых рейсов. Я против любых дискриминаций людей и считаю, что вес человека — это его личное дело, если это никак не мешает жить другим. Но я за эти мероприятия аэрофлота.

И сейчас объясню почему. Но сначала занимательная история.

Однажды мне довелось работать (и потом увольнять) даму за 45. Помимо всей операционной деятельности компании и руководства редакцией, я также одновременно больше года руководила службой поддержки. И в какой-то момент поняла, что зашиваюсь. Тогда мой коллега взял мне помощницу в руководители поддержки. До нас она проработала больше 10 лет СП сотового оператора и позиционировалась как «очень опытная, нам это поможет».

У нас она проработала почти год, а потом с неимоверными усилиями я ее уволила. Как это было. Всё рабочее время в нашей компании она посвящала трём вещам: пыталась освоить функции обычного сп, создавала видимость выполнения моих задач как руководителя поддержки, вела постоянные телефонные переговоры с дочерью на предмет того, ела ли ты кашу и ходила ли гулять. Дочь была двадцати с лишним лет и замужем, но это непринципиально.

Честно говоря, то, что эта история продлилась так неимоверно долго — исключительно моя вина: я была молода и неопытна и считала , что нельзя давить на человека первые месяцы работы (пусть освоится и всё такое), несмотря на высокие требования в этом вопросе к себе. Потом я была в энтузиазме и в неистовой энергии, поэтому делать работу за других, пока они тупят мне казалось нормальным.

Руководителя мы взяли, а его обязанности, по сути, оставались на мне. Я смогла переключить на неё лишь некоторую рутину (прослушку звонков и обучение азам новых сотрудников), но и ту она выполняла посредственно. Я работала удалённо, а за время пусть и частых, но спорадических командировок не успевала рассмотреть некомпетентность. И самое главное — в те годы я была доверчива и наивна, поэтому велась на манипуляции на чувстве вины и чувстве долга. А это был настоящий абьюзер в юбке.

Она нежно разговаривала с руководством (то есть со мной), с сотрудниками (что позволяло им считать её ангелом во плоти) и использовала удачные словесные конструкции, которые создавали иллюзию профессионала. А еще, она рассказывала о своей нелёгкой судьбе по выращиванию дочери в одно лицо. Неблагодарности этой дочери и дискриминации в прежней компании по возрасту. Как глубоко эмпатичный человек, я возмущалась тому,что кто-то притеснял специалиста из-за возраста. Поэтому ей было легко.

Когда моя нагрузка возросла ещё и на роль временного куратора разработки и я практически прописалась в Ульяновске (в которой сидела вся начинка компании), инстинкт самосохранения заставил задуматься об оптимизации трудозатрат. Я стала наблюдать за этой женщиной пристальнее , разглядела истинную картину и с раздражением стала пресекать попытки абьюза. Помимо прочего она стала промышлять глазлайтингом — искажать факты и пытаться заставить меня сомневаться в реальности: говорила, что я не давала ей того или иного задания (бедная Катюша , ты так заработалась, что уже забываешь, как было), жаловаться на нагрузки (ты сама много работаешь и уже не видишь, что все зашиваются) и игнорировать мои слова (я подумала, что ты пошутила, когда это сказала).

Всё это настолько сводило меня с ума, что я призвала на помощь человека, которому могла доверять, и попросила присутствовать на моём разговоре с ней, когда буду обсуждать её работу и уход. Во время этой беседы она вежливо и внимательно отвечала на мои вопросы и создавала видимость полностью адекватной женщины, продолжая троллить моё чувство вины на тему «зачем ты ко мне так придираешься, что ты от меня хочешь, почему ты вскипаешь, я же объясняю тебе, почему не могла выполнить твои задания». Я хотела взять в руки молот и стучать по её темени. Вместо этого мы договорились, что она получит 3 оклада и уже завтра не придёт на работу. Это был день, когда я научилась креститься. Миша, надеюсь теперь я ответила на вопрос зачем я тебя взяла на тот разговор. Спасибо тебе, ты мне очень помог.

Теперь про выводы и Аэрофлот.
Думаю, что требования аэрофлота по-поводу ограничений в возрасте и весе — это лишь косвенные факторы, по которым они отсеивают негибких психологически и физически сотрудников.
1. Если за 20 лет работы (а в бортпроводники приходят в районе 20 лет) человек не был повышен ни на одну ступень выше изначальной, то это говорит о многом в его характере.

2. Если человек не готов взять себя в руки и выполнить требование работодателя (к тому же , полезное требование — все мы знаем про пользу спорта не только для снижения веса, но и как уменьшение риска заболеваний), то это многое говорит о профессионализме такого сотрудника.

3. Если сотрудник оправдывает свою лень и непрофессионализм «дискриминацией». Если он пытается надавить на ваш страх «только в моём возрасте бортпроводник опытнее в вопросах безопасности», то нафиг такого абьюзера. Надеюсь, для них припасен дополнительный круг в аду.

Этот пост я написала на международном рейсе аэрофлота. С молодыми красивыми и опытными бортпроводницами на борту ). Ну что же, а теперь в город!

А что вы на эту тему думаете?

Facebook Comments

Популярные статьи:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *