Взрослые и дети

Про тренинги личностного роста. Часть вторая. Наташа Маркович.

В 13 году мой друг Эрнст уговорил меня пойти на тренинг к Маркович.

Это тренинг по американской системе эст. И он изменил жизни множества людей.

— Тебя может не пробить, — взахлеб говорил Эрнст, — но я прям уверен, что тебе туда обязательно надо, иначе …,- там были какие-то аргументы, но я их уже не помню. Мне достаточно было имени тренера.

В 2009 году я прочитала книгу Маркович. Описанные там герои показались мне невообразимыми, их жизнь — новым недосягаемым миром. В этом мире обеспеченные, состоятельные, независимые ни от чего люди совершали странные действия, думали высшими материями и проживали дни за какими-то занятиями. Загадочно и таинственно. Мне казалось, что этого мира не бывает в реальности, книга художественная, а описанный там тренинг — закрытый клуб, в который может попасть только член очень секретной окультной секты или как минимум массонской ложи. Такое всё было магическое. Такой же эффект недосягаемости на меня потом произвела книга робски и чувака, который написал Духлесс (только в их книгах все ещё нюхали кокс).

Я тащилась от слов и пассажей, а некоторые фразы выписала и морально подрачивала на них долгое время, перечитывая по сто раз:»Я — прозрачная стена, состоящая из тысячи мелких хрустальных шариков»… прошло уже 8 лет, а я до сих пор помню обрывки фраз и то настроение восхищения и недосягаемости.

Я тут так долго пишу всю предысторию, чтобы передать те чувства, с которыми туда пошла.

Ну а чтобы вам было легче понять мой физический мир на тот момент, скажу, что уже два года была гендиректором отличной компании, с хорошей зарплатой и абсолютной вседозволенностью в правах. У меня была своя квартира (вот тут я писала, как заработала на неё ) свой маленький развод и какая-то неопределённость в личной жизни, свои большие (заслуженные, я считаю) пафос, амбиции и снобизм. И очень стойкое ощущение, что меня не проведёшь.

Поэтому…мой тренинг начался с удара топором по голове.

А случилось это так…

Вообще, я обещала не рассказывать, в чём заключаются упражнения тренинга, поэтому мне будет сложню. Но скажу, что первое из них было на доверие. И в ходе него выяснилось, что большинство аудитории зала мне не доверяет.

Эта мысль меня очень встревожила и выбесила. О чём я и решила всем как можно скорее сообщить. Выглядело это примерно так: я вышла на тренерское место, собралась с духом и выпалила в гневе: «Вот ты, ты и ты, не охуели ли вы, товарищи?! Давайте-ка доверяйте мне быстро!». Зал прихуел, воцарилась тишина…Что-то пошло не так…

В конце первого дня я ненавидела всех:
— моего друга Эрнста,
— всех этих гадких сраных людишек (внутри себя я называла их «долбаные неудачники» и «одухотворённые олухи»),
— своего напарника, назначенного мне судьбой,
— молчаливого фотографа, который словно из охотничьего ружья отстреливал участников в моменты самых сильных эмоций (мне казалось, что он специально выбирает только тот миг, когда я выгляжу неудачнее всего),
— певичку, чьи песни звучали каждый перерыв (а нормальной музыки — рока или трип-хопа не было?- думала я, — это что, чтобы добить?) (Настя, теперь я раскаялась, не серчай),

ну и, конечно,
— «эту, бля, Наташу» (в целом, я до конца тренинга про себя только так её и называла). Но мне не стыдно, у команды Наташи для всех тоже были клички. Не менее нежная для меня 🙂

Ещё нас истязали физически (не давали нормально есть, спать, ссать и пить). И всячески сношали мозг за курение (а тогда я выкуривала полторы пачки в день).

Но, я решила продолжить, потому что мне было реально интересно, потому что мне очень нравилась психологическая теория, которую рассказывала Наташа между упражнениями, потому что я обещала другу, что не соскочу, потому что чувствовала, что моя психика и границы растягиваются (ну или я нащупывала их, как щупают ногами дно), потому что я искала способы улучшить свою жизнь (а на войне все средства хороши), ну и из-за денег (вообще не люблю потратить бабло, а товар не получить, уплочено же, ёпт).

Потом стало сложнее. Я не хотела сотрудничать (чё? вот с этими?), меня бесила общая неоправданная воодушевлённость и наигранный оптимизм, их я до сих пор оцениваю как лицемерие некоторых участников (очень злило и отталкивало лицемерие… Как красная тряпка).

Ещё я очень плохо переношу физический дискомфорт, голод и ограничения в реализации потребностей и желаний. Всегда включается механизм «бей или беги», но бежать было некуда…И я грызла зубами и упиралась во всех, кто попадался мне на пути.

В то же время было очень много интересных упражнений. Люди рассказывали про себя сокровенное. Это помогает лучше понять мир и тех, кто рядом или, наоборот, живут другими мирами.

К концу первого тренинга я почти привыкла и стало получаться. Поэтому отправилась и на второй.

Но это было, видимо, зря.

Теперь меня бесило всё ещё сильнее, не спать и не есть стало ещё сложнее. А наигранная близость и неискренность некоторых участников — ещё ощутимее. Тренинг выматывал и активно сношал мозг и психику. Я хотела уйти и остаться одновременно. Для меня это было как год раньше взойти на Килиманджаро — чувствуешь как это трудно, чувствуешь, как справляешься даже с этим, но в целом считаешь, что рвать жилы не будешь — бессмысленный труд (На Кили, кстати, мне понравилось).

Апогеем стали два упражнения.
Одно — пробивание к цели. Нужно было поставить себе цель, определить препятствия и помощников и реально, в прямом смысле, физически к ней бежать. Я слушала цели других людей и злой голос внутри меня неистово бубнил:»Смотри, это взрослый, статный красивый умный мужик поставил цель зарабатывать сто пятьдесят в месяц. Он чё, шутит? Пришел сюда, чтобы просить то, что можно взять и легко сделать самому? Бля, какое нелепое целеполагание. Ещё бы леденцы у мамы попросить сюда пришел».

Или так:»Вот эта странная чумная баба, которая разыгрывает из себя очень креативную личность (а по факту- ей просто нравится вести себя как ебанутая. Ведь я видела её на работе, она реально крутая, умная и умеет нормально общаться, без выебонов). Сейчас она ставит цель найти нормального мужчину. Просто, бля, попробуй не прыгать перед ним как обезьяна. Это поможет, я тебе обещаю».

Я видела перед собой странных людей, с нелепыми желаниями. Играющих в игру под названием «мы любим тебя».. и не верила почти никому из них. Некоторые были очень злобные и истеричные. Некоторые — как дети, избалованные и ленивые. Искали способы нажиться на других. Я чувствовала, будто они — плохие актеры дешевого театра. Чтобы довериться им мне нужны были любовь и время. И нежность. А они тараторили одни и те же тексты. как по скрипту дебильного отдела продаж.

Хотя, были люди, которых я, кажется, прям любила. Помню Веру. Её тепло было таким искренним, таким нежным и чувственным, что я до сих пор дрожу, когда вспоминаю как она меня обнимала (Вера, ты такая красивая!).

Последнее для меня упражнение называлось шлюпка (я рассказывала о нём в тексте про неудобные вопросы. И тут расскажу вкратце. Представьте, что вы плывёте на корабле и он начинает тонуть. Тут с вами все люди с тренинга, ставшие вам родными или чужими, близкими или раздражающими, желаемым или избегаемыми. И у вас есть три палочки — жизни, которые вы можете подарить, утопающим. Каждая палочка — место в шлюпке. Ты проходишь по кругу и даёшь или не даёшь другим одну из палочек. А злые демоны перед каждым выбором шепчут тебе то, что мешает его сделать. И тот, кто не получил палочку, умирает. По-настоящему, навсегда, ты чувствуешь это…

Я отдала палочку Эрнсту, моему другу, он во всех раскладах её получал. Потом я колебалась, у Эрнста есть жена, не спасти её значило, что он будет несчастен. Я выбрала её, а не мужчину Василия, который был так печален и, казалось, был искреннен больше всех. Он мне нравился, как человек, как личность. Ещё я хотела дать палочку женственной женщине за 40, забыла её имя. Она была воплощением женщины — матери, женщины-земли. В ней было столько тепла.

Но в последний момент я подумала и отдала палочку молодому кудрявому парню, а не этой женщине. Я подумала о себе, выбрав его…и не сразу осознала, что в той шлюпке себе места я не оставила. По щекам текли слёзы грусти по тем, кого я не спасла. Другим людям. В зале.

— Катя, ты понимаешь, что ты умерла? Ты — самоубийца, Катя. Совсем что-ли ебанулась? — спросила меня (и так же Василия, он тоже забыл про себя) Наташа.

— Да. Понимаю.

Я засунула руку внутрь…чувствовала своё дыхание, биение сердца… подумала, что мне не страшно. Что я уже пожила, поездила, много повидала. Я видела классные вещи, места, людей. И… сейчас я умерла… Что в этом такого? Мне было всё равно. Тем более, я увидела, что Эрнст колебался, отдавая мне палочку. Это было очень больно и очень меня подкосило. Мне казалось, что ничто не держит меня в этом мире. Это была свобода. Чистый эликсир. Охуенное чувство.

…Меня мутузили весь оставшийся вечер, призывая «выбрать жизнь», но я решила оставаться в себе, соединённой со своими чувствами, решениями души, ощущениями. Брать себе палочку я не хотела.

Мне дали подумать до завтра и отпустили спать (был второй час ночи). А на следующий день всё началось сначала.

— Выбери жить, — надвигались на меня участники.
— Мы любим тебя, Катя, вторили им капитаны.
— Кать, ну что ты за сука, мы же тут все из-за тебя не двигаемся дальше, выбери, блядь, эту жизнь, — уже негодовала Наташа.

Потом она устала, села за стол и равнодушно смотрела на меня поверх экрана ноутбука. Толпа надвигались на меня, не давая выйти из зала, тянули за руки. А вы видели недавний фильм «Мама!» Аронофски? Там тоже есть такие кадры. В конце.

Мне всё остопиздело, я хотела пойти домой и поспать, не видеть этих лиц. Чтобы отъебались. В какой-то момент я снова взвыла и рванулась к дверям. Наташа сказала:»Да пусть идёт, заебала!». И меня отпустили.

Я вышла на улицу и потянула носом воздух. Было так охуенно, как лучший день жизни. Счастье.

Молчаливый фотограф выбежал за мной. Он сказал мне много сильных важных слов. Попросил не решать ничего сгоряча, попросил позвонить ему, как смогу.

Я приехала домой и спала почти не просыпаясь трое суток. Потом я пошла на работу. В первый день после ухода мне позвонили три человека с тренинга. Я не говорила с ними, не брала трубку. Знала, что они выполняют задание по возврату. Больше никто из них мне никогда не звонил (а как же, блядь, ваша любовь? Как недолгосрочна).

Теперь основное. Выводы. И ответы на вопросы самой к себе.

1. Считаю ли я, что этот тренинг полезен и помогает людям узнать о себе больше? Узнать что-то важное о психологии и внутреннем мире других людей? ДА.

2. Считаю ли я, что эффективность подобного тренинга сильно зависит от состояния тренера, от «подходящести» тренера именно вам и от искренности других участников? ДА

3. Жалею ли я, что пошла на этот тренинг и прошла столько, сколько смогла? НЕТ, не жалела ни дня.

4. Помог ли мне этот тренинг решить тогдашние мои текущие проблемы? НЕТ, но, возможно, создал почву для зёрен, которые я потом засеяла и они решили (об этом в третьей части)

5. Жалею ли я, что ушла? НЕТ

6. Хочу ли я вернуться на этот тренинг или подобный и завершить его? НЕТ, потому что я другими методами и способами пришла в равновесие и в счастливую жизнь. И мне не подходят коллективные сборища и разборы.

7. Что важного я узнала?
МНОГО всего.
Например, что ты для людей такой, каким ты проявляешься. И если я внутри — хрупкий нежный цветочек, а проявляюсь как сука, то для всех я и есть высокомерная сука. И это только моя ответственность. Ещё я поняла, что могу выбирать свои состояния и то, как я проявляюсь. И разрешила себе быть любой (это позже, но тогда мне уже пришла об этом мысль).

Кстати, хочу сказать всем «теоретикам» что суть тренинга — именно практические тренировки, выполнение упражнений. И когда я слышу «я не ходила ни разу, но слышала от других и мне не подходит», то для меня это похоже на анекдот:
— Хуйня этот ваш Чайковский, просто полное говно.
— Вы были на концерте и вам не понравилось?
— Не, мне сосед утром на кухне напел.

Хорошего вам дня.

Делитесь тоже своими мнениями, задавайте вопросы. Расскажите об опыте.

______
И фото от молчаливого фотографа. Красивой и грустной меня

Facebook Comments

Популярные статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *