Отношения

Про слияние и поглощение.

Одна моя подруга встретила интересного мужчину. Симпатичный, модный, неглупый вроде. Сходили на пару свиданий. Легко и весело провели время, ничего такого, всё прилично (она скромная). Потом он уехал из города по делам. Надолго.

Переписывались каждый день о разном. По чуть-чуть, потом всё больше. Шутили, рассказывали о делах. Он просил прислать фотки коленки. Она смеялась и присылала. Потом что-то пошло не так. Он всё ещё был в отъезде, но уже присвоил её себе:

Появились долгоиграющие планы.
Он начал планировать совместное будущее. «В целом, похвально, хоть и несколько преждевременно», — решила она.
“Вот когда мы поедем в город н, я покажу тебе то-то”. “Как здорово было бы сейчас тебя обнимать”. “Я представляю сейчас, что мы лежим вместе на пляже”. Любой девушке такое, конечно, льстит. И приятно. Хотя факт, что такое звучит после двух встреч, настораживает.
Более циничные пассажиры, конечно, решают в таких случаях безапелляционно:”Хочет трахнуть”. Но, давайте будем честны — все хотят трахнуть друг друга, если влюблены. Так задумано природой, и мы не вправе гневиться на неё.

А вот слияние ею задумано с другой целью. И обычно в другое время (у матери и ребёнка, например, чтобы младенец выжил).

Впрочем, вернёмся к истории.

Аппетиты мужчины росли. За коленкой он хотел рассматривать более интимные детали. Девушка насторожилась.
-да ладно, чё ты, мы должны друг другу доверять, — вещал пылкий влюбленный.
— схуяли, бормотала она растерянно. И переводила тему.

Но темы с той стороны иссякали.

-выходи за меня замуж?! — настаивал он. — Выйдешь?!
— да, канешн, — бормотала она. — виртуальный замуж — это очень романтично. Ты такой романтик.

Про замуж спрашивал почти каждый день. Вдруг передумает. Или что.
-слушай, мы можем потрахаться и без предложения. Честное слово. Давай ты приедешь и мы будем встречаться. Кофе там пить. Болтать. Потом остальное. Зачем замуж.

Он оскорбился:”Я хочу семью и детей, ты что, не хочешь”. Последнее — не вопрос, а возмущение. Конечно, она должна хотеть всё то же, что и он.

-ну как тебе сказать…- лепетала она. — не то чтобы это было целью. Мне, в целом, и так сейчас норм. Я работаю много. Какие сейчас дети. Не хочу хоронить проекты.
— ты не в себе, очнись.

В его уме они уже поженились и родили троих.

-сними трусы и пришли фото, без перехода начал он через день (она молчала, так как была занята. Он — обижен (но это — не повод отлипнуть, вы же понимаете).
— ну пиздец. Ща, канешн, уже бегу за камерой без трусов, — думала она. И писала сухо:”Нет”. Но кого же это остановит. Он требовал и возмущался молчанию. Потом негодовал, что его снова “выставили дураком” (если это возможно извне, думала она).

Она замолчала.
Надо ещё добавить, что в случае любых её пауз в разговоре, с его стороны начиналась атака:”Почему ты молчишь?”
-работаю, занимаюсь делами.
-ты обиделась. Что я такого сказал?
-ничего, я работаю, правда. Не волнуйся, милый, — она пыталась снизить накал.

Начинались долгие монологи на тему того, как она должна себя вести. Что думать, как считать. И как он её любит («Это всё из-за любви, ты же понимаешь?»)

-мне это не подходит. Я останусь при своём мнении в этом вопросе. Мне пора.
— ты мне постоянно говоришь, что тебе что-то не нравится! Как тогда общаться?
-давай тогда не будем?
— нет, подожди! Ты должна ….(тирада на 10 минут).

Она клала трубку. Он негодовал. Слал аудио пачками. “Ты слышишь меня?!”.

Молчала.

Он прибегал к помощи друга. Друзей в Фэйсбуке.

“Граждане, рассудите, что это за принцесса, твою мать? Почему я должен бегать? Кто она такая?”
-дык, не бегай,- отвечал народ. — гони её в шею, ишь.
Но, по иронии судьбы, нельзя прогнать того, кто и так не пришёл.

-ишь, сучка, разбаловали, подумаешь какая! Такие мужики на дороге не валяются. Иди ко мне, милый — отвечали подружки с фб, те, что поушлее.

Но он, как честный человек, обещавший жениться, возвращался к крале.

-ну ладно, повздорили, с кем не бывает. Ты, это, прости, если что. Любимая (а почему ты не говоришь, что любишь меня?).

Она вздыхала:”Может зря я так? Человек вроде неплохой. С кем не бывает. Просто влюблён. Горячий”.

Через время он опять начинал её учить. Что она должна делать. Как думать.
-во-первых, меньше работай. Какие ещё тебе секции, и так времени мало (на меня). Во-вторых, займёмся сексом без презерватива. Это будет акт доверия. Что? Принести справку? Ты не охуела? Я что тебе, мальчишка?
-мальчишки как раз трахаются незащищенно. Или взрослые, которые не против совместных детей.
-ну дык, в чём проблема, выходи за меня.
-ох.

Всё это всё ещё по переписке. Удаленно.

Её стало поднапрягать (давно, но раньше не так заметно).
Товарищ неистовстовал.
Иногда его охватывало понимание — она работает, не надо лезть. Но ненадолго. Обещала перезвонить через 15 минут, не перезвонила — негодует. Не написала “доброе утро» — тоже пиздец.

И нравоучения. Нравоучения. Нравоучения про то, что она должна.
-нахуй, сил нет, — решила она.
Записалась на курсы иностранных языков.

Я не поеду в эту страну закричал он, едва узнав?
-что? В каком смысле? Ты о чем?
— ты язык новый учишь? Эмигрировать собралась? Я туда не поеду! Поняла?
Её охватил дикий ржач.
Она представила, что он мысленно уже сидит с ней на кухне. Младенец на её руках сосёт её грудь. Рядом ещё два маленьких человека копошатся с Лего. Глава семьи поучает:”Дорогая, одумайся, какая эмиграция? Мы только встали на ноги, какой переезд! Даже не думай об этом, нам нужно сначала выплатить ипотеку. А с дачей что? Кто посадит весной картофель?”.

Её затошнило.

-слушай, давай не будем общаться (я пиздец как устала от тебя), кажется, что оно не приносит тебе счастья.
— и тебе. Ок.

Она вздохнула с облегчением.

Через час он уточнил:
-ты уверена в решении?

Ещё через час написал, что “он решил дать им шанс, просто пока не будут общаться до его приезда. А там посмотрят”.
-охуенно, — подумала она. И похуй на то, что я уже всё закончила для себя.

Она молчала, некогда и неловко было отправить в блок.

Через ещё час он написал:”Позвоню?”
Она подумала о том, что надо дать шанс человеку хотя бы извиниться. И пожелать ему удачи спокойно.
-да, хорошо. Я только доем ужин.

Какой ужин, ребята, он уже звонил.
Чтобы рассказать в новом шестиминутном монологе, как она вообще глупа. Это же надо — учить язык страны, где не уважают русских людей и бьют наших болельщиков.
-ну, я, честно, затрудняюсь найти страну, где болельщиков не бьют. И уважают теперь прочих “наших”.

Он захлебнулся от гнева. Что-то вещал ещё.
Про патриотизм.
-слушай, но ты же платишь налоги в другой стране, а я всю жизнь тут -кто из нас больше патриот?

Голос его стал на тон выше.

Она не в курсе особо, что там было дальше, труба лежала рядом, потом монолог затих. Она сказала, что не понимает, почему он решил нарушить своё решение не писать до приезда. Или вообще не писать, как она попросила. Он гневно отсоединился.
Через день он начал писать снова.
Любимая, прости меня. Вот такой я человек. Горячий. С кем не бывает. Приеду, обниму тебя, всё будет хорошо.

Отправился в бан (надо дать шанс человеку остановиться, если сам уже не может). Он прислал смс. Ты просто не забыла бывшего. Что же ты сразу не сказала. Удачи! Можешь и тут заблокировать.

Послушная подруга последовала рекомендации.

Думаю, что он ещё будет звонить с других номеров. И ведь, понятно — ссора ссорой, но у них же дети. Это меняет всё.

Сдается мне, я когда-то тоже была такой (не до такого безумия, канешн). Вся хуйня от безделья. И от слияния. Тут словами Пушкина:”Как я ошибся, как наказан!”. Ну да ладно чоуш. Кто сам не без греха…эй, подождите, я даже не договорила!

А лекарство всему — деятельность.

Facebook Comments

Популярные статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *