Взрослые и дети

Про МГУ и сложности перевода.

Мой папА очень хотел учиться в МГУ. Написал первый экзамен мехмата на высший балл, а после второго испугался, что одну задачу могут не зачесть и конкурс не выдержит, забрал ещё до объявления результатов документы. И поступил на Физтех. Прекрасно отучился и решил (как все нормальные советские родители), что свою мечту обязательно надо реализовать. Не сам, так ребёнком. Поэтому в 10 или 11 классе (хоть убейте, не помню) меня отправили на подготовительные курсы химического факультета МГУ.

Там у меня завелась компаньонка, Таня.

У Тани были длинные вечно спутанные тонкие сухие волосы. Одни и те же ботинки, водолазка и джинсы всё время обучения. Маниакальное желание стать студенткой именно МГУ (и второй или третий раз посещение этого подготовительного курса). Непонятный запах. Раньше я считала, что чем страннее человек, тем с ним интереснее. И сразу решила — с Таней мы подружимся.

Не знаю, как эта идея пришлась Тане, но других подруг у неё не было. И она с радостью шагала со мной до метро от главного корпуса университета три раза в неделю.

Странностями я, конечно, считала не внешний вид Тани. А её манеру говорить и, видимо, думать.
Например, в перерыве занятия я говорила ей:
— Я покурить, ты пойдёшь со мной? Заодно расскажу, как решать эту задачу про карандаши.
А Таня, задумавшись на полминуты, отвечала:
— С одной стороны и да и нет, но вроде как да, хотя почему бы, но в целом может и нет… — я дальше не помню, но фраза продолжалась так долго, что мысленно я успевала уже и покурить, и вернуться назад.

Я вспоминала сцену из книги Вудхауза: Хозяин дома, претерпев массу злоключений, разодрав руки о колючий куст, измазавшись как чёрт в саже печной трубы, покусанный собакой и прочее прочее, выпав из спальни своего окна, подгребает ко входу, звонит в дверь своего особняка и спрашивает у открывшего дверь слуги, дома ли его друг.
Слуга видит перед собой дьявола во плоти, теряет дар речи. На что хозяин размышляет:«Я задал такой простой вопрос. На него можно было ответить “да” или “нет”, а этот придурок что-то втыкает».

Так и я. Каждый раз, когда я задавала Тане простой вопрос, а получала непонятную пространную тягомотину в виде вводных слов и междометий, наречий и определений. И иногда даже числительных. Каждый раз я думала: «Ёбаный в рот, вставь в свою речь хоть одно подлежащее и сказуемое. Желательно, согласованные между собой. Это же не сложно. Просто скажи их». Негодовала я, чаще, про себя. Хотя иногда, очень мягко, вслух. Но Таня продолжала свои игры разума:«Ну какбэ это очень так…но не так…ооо..вобщем…если подумать…то как бы это даже вот так?…Всё немного иначе…мммм».

Господи боже мой, я начинаю чесаться, когда вспоминаю.

Особенно доставляло то, что Тане моё состояние непонимания было недоступно. Я пыталась уточнять её мысль, задавая вопросы. А она видела в них какой-то смысл. В том плане, что считала, что я ей оппонирую или возражаю, веду с ней диалог по предмету. И даже иногда хвалила меня за глубину мысли, после моих:
— Что именно ты хотела этим сказать?
— Вот! да! знаешь толк (ух, бля! Вы видели? Она сказала предложение с подлежащим и сказуемым! Ща нам откроется суть!)…потому что то, что не то, оно совсем не всегда то. Когда как я (тут явно подлежащее, сейчас мы поймём, что там она)….а она…ну всякое…это ли не то? (да нет, не в этот раз, может потом как-нить).

В совокупности со шприцами (которых я панически боюсь до сих пор, просто до темени в глазах) на полу сортиров верхних этажей, преподавателем химии, который вместо нашего курса рассказывал нам о взрывах и радиоактивной проволоке. И с другими слушателями курса, каждый из которых был, как я называю, с припездью, впечатление об МГУ у меня сложилось не очень.

Я видела перед собой город в городе, с кипящей жизнью и чем-то интересным вокруг. Одни задачи по математике чего стоили (о! как они были волнующе интересны). Но, этот мир средневековых купцов, алхимиков и малахольных на площади, был мне не по душе. Я сейчас не хочу обидеть ни одного студента или выпускника МГУ. Несомненно, это один из лучших вузов мира, я думаю. И по уровню знаний, и по всему прочему. Очень уважаю и восхищаюсь всеми знакомыми выпускниками. Но мне этот мир тогда показался настолько чужеродным, что жизнь в нём наводила ужас.

— Вдруг тут все, как Таня, говорят этой иносказательной херью? Вдруг МГУ — это сборище пришельцев, которые общаются не только словами, но ещё и ментально? А мне это всё недоступно. Что ж мне, помирать в их мире? Вдруг тут каждый, чтобы не выделяться из толпы, обладает каким-либо видом сумасшествия. Словно выставка Кунсткамеры. Один краше другого.

Я сдала математику на высший балл (там 8 или 10, кажется), а потом устроила родителям истерику, отказываясь пойти на экзамен по химии. Поступила в три химических вуза и сразу выбрала, что оригиналы документов отнесу в керосинку — Университет Ивана Михалыча Губкина. Он (университет, а не Иван Михалыч) был весь такой новый, красивый, аккуратный, правильный. Понятный. Мы были созданы друг для друга….Ведь я всё-таки такая мещанка…

_____________________
А у вас были знакомые, с которыми вам было трудно общаться? И чьи мысли и слова вы не понимали?

А вы куда поступали? Успешно?

Facebook Comments

Популярные статьи:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *