Искусство

Про медвежьи шкуры, брачное дело и финский быт.

Как уже говорила, читаю книгу про финского босяка Йонни. Чувачок замечательный, настоящий коммерс оказался. А сподвигла его на деловую бытуху судьба. Дружил он с одним очень солидным господином, тот решил Йонни порадовать, отдал с барского плеча фрак и шляпу, да какой-то завалящий билет лотерейный.

А Йонни возьми, да и выиграй две тыры финской деньги. Пришёл к покровителю поблагодарить, а тот говорит:”Йонни, не будь дураком, не пробухивай баблишко, купи себе домик в деревне (у финнов всё как у нас — и водка, и мечты о домике), да поживи как человек, нехер в порту ящики таскать. Будь человеком, короче”. (Мне, кстати, точно такой же совет однажды дали, я пошла и поменяла бумагу на фатеру новую. И вот тут написала эту историю).

Так вот, сказал покровитель эту фразу, а заодно впал в ностальгию, да поведал, что сам начинал мальчишкой копить свой капитал, а потом на посредничестве и покупке-продаже всякого заработал миллионы.

Ну и всё, Йонни понял как ему жить дальше. И решил тоже разбогатеть, крутанув по-умному свои два косаря (сейчас такие Йонни биткоины покупают, да на Форекс-курсах учатся).

Присмотрел он себе поместье за двадцатку. Денег не хватало децл, но и тут вмешалась судьба — прознал он, что у колбасницы, толстой бабы Лизы с рынка, (по слухам) скоплено 20 тысчонок. В свою очередь Лиза, тоже горазда до слухов, прознала, что Йонни в лотерею выиграл не две, а двадцать тысчонок. И, оба имея всего по две тысячи, не уточняя слухи (нахера, люди то всё знают, зря что-ли говорят), решили, что им надо срочно породниться.

Лизу, конечно, смущало, что Йонни босяк, но с другой стороны, посмотрела на себя в зеркало, вспомнила, что не молодка, про двадцать тысяч вспомнила… и благоразумно решила, что “Как тут ни вертись, а ничего лучшего не отхватишь”.
Наняла сваху, с которой решили:
— Главное, чтоб это был мужчина, а остальное не так уж важно.

К слову, до решения Лизы о выгодности партии, они с Йонни друг друга адски ненавидели и постоянно унижали при встрече. А тут она припудрилась, не выдержав медленных действий свахи, и сама ринулась к жениху на первую встречу не за колбасным прилавком.

Произошла трогательнейшая сцена: они полунамёками поговорили о том, как было бы неплохо заключить союз, каждый подсчитывая в уме общий семейный бюджет (и у каждого в сумме получилось 22 тысячи), а потом решили добавить немного романтики:
— Уже около сорока лет я с божьей помощью не допустила до себя никаких прегрешений.
— Ну и у меня тоже что-то вроде этого получилось.
И, подтянув ремень потуже, торжественно добавил:
— А если в дальнейшем, Лиза, я останусь вдовцом, то ты будь совершенно спокойна, другую я не возьму вместо тебя.
Это торжественное заявление тронуло сердца обоих. Почувствовав возвышенность момента, Лиза сквозь слезы умиления промолвила:
— Ах, этот Ионни… Вечно он что-нибудь скажет»… Они расстались как влюбленные молодые люди.

Короче, первая сделка и сразу успех.
Теперь разбогатею, решил Йонни, куплю-продам поместье, сколочу миллион. Теперь куплю булочную — решила Лиза (потом передумала на кожевенную фабрику, так как сестра надоумила, что булочную нельзя — вдруг муж повадится жрать булки нахаляву).

Начали готовиться к свадьбе и заниматься подготовками к сделкам по покупке бизнесов(не сообщив друг другу про них).

Йонни съездил в поместье. К слову, оно было заложено, как и лес в округе, но Йонни не вникал. Поговорил с хозяином, ударил по рукам (пока без денег и документов)…да и поехал продавать “уже морально свой” лес лесничеству, заодно заехал в товарищество и продал водопад, принадлежащей иностранной компании (и показанный хозяином поместья просто как достопримечательность района). Нанял агентство риэлторское для продажи земли под поместьем, а они отправили появившегося после Йонни риэлтора, продавать её. Тот, в свою очередь, поехал к Йонни и продал землю виртуально второй раз, назвав поместье вторым, неизвестным Йонни названием, приняв его за другого человека.

Ещё Йонни, поскольку сумма его медвежьих шкур в его же уме перевалила за два миллиона, решил найти себе невесту побогаче, поехал и сосватался к другой бабе. После одной встречи с ней и новых пространных разговоров начал договариваться о следующих сделках, уже исходя из её капитала. И, кстати, решил отдать Лизу в надёжные руки товарищу. За четыре тысячи налом (так как всё таки Лиза годная баба, да и зачем деньжата упускать — это гарантия надёжности лизиной партии).

Примечательно, что пока Йонни зарабатывал свои (пока виртуальные) миллионы, он всячески отмечал успех водкой и угощал разных знакомых и незнакомых товарищей, деливших с ним радость “от удачных приобретений и выгодных продаж”. Пропивая свои единственные невиртуальные деньги из выигрыша в лотерею.

Между и во время застолий много философствовал — то сидел молчаливый и задумчивый, то потом вдруг настроясь на поэтический лад, говорил ни с того ни с сего что-то типа:»Да, дети Израиля питались манной небесной в дремучем лесу».
На этом библейская тема тут же иссякала (Йонни был не очень разносторонним босяком), но его это не смущало. Поэтому, подумав, прозаическим тоном он добавлял:»Но более всего мне по душе вот какое учение: уж если у тебя есть товар, то его надо на рынке продать».

Мудрость на века, кароч. На каждой странице книги — ученье и благодать.

Потом Йонни умер. И воскрес.

Читаю и ржу, то в самолёте, то в другом каком транспорте. И вам советую. Майа Лассила “Воскресший из мертвых”. А то так и помрёте, ни коммерцию не изучив, ни поржав вдоволь.

На фото ещё один выгодный обмен в стиле Йонни. Пользуйтесь, хоть забесплатно, я в отпуске добрая, чё

Facebook Comments

Популярные статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *