Ситуации

Про господина Иванова.

Очень люблю летать в самолётах с мёртвыми людьми. Сидят тихо, писать и какать не ходят. Дали куру, жрут куру. Дали рыбу — её. Журналы, каких у меня нет, не читают. Газы не пускают и наушники у них хорошего качества, а не такие, чтобы на полтора метра отодвигаться, иначе в зоне поражения оказываешься. Между собой не переговариваются громко. И маме по телефону рецепт шарлотки не пересказывают. Ну и про то, как Зинка охуела и своего-то…ну и там далее, на полтора часа, не рассказывают.

Но в этот раз всё пошло не так. Сначала в очередь на регистрации одна баба позвала с собой 23 человек (“я ж занимала”), все встали аккурат передо мной. А потом эта кодла оказалась хором, летящим на какой-то концерт. Точнее, тремя хорами (остальные притаились у других стоек). Общей численностью 65 человек.

Некоторым людям во время перелёта мало скучковаться тройками по числу сидений в ряду. Душа просит размаха, они вылезают в проход и кучкуются пятёрками, десятками. Ну а ежели жратву в полёте не выдают (то есть преград к дружбе и общению не возникает), то бери больше, они кучкуются по 15. Сидишь в наушниках на полную громкость, а сквозь музыку пробиваются истории из газеты Спид-инфо (помните такую?). Ну и так, по мелочи, кто как живёт, кто как должен жить и про остальное.

Естественно, кучкование происходит рядом с 22 рядом (моим), так как необъяснимая сила тянет эпицентры дружбы и общения всегда поближе ко мне. Тут я, честно, теряюсь в догадках, что служит причиной сего явления. Мой райский запах свежести (тела) и горького миндаля (от баллончика с цианидом в кармане), мой высокоинтеллектуальный вид или полное добра и участия лицо.

Все люди как люди, а господин Иванов — королева. И сразу выделился из толпы. Во-первых, когда в самолёте приглушили свет (какбэ намекая, что можно подавить щекой воображаемую подушку и отдаться морфею), он решил почтить эпицентр дружбы своим присутствием. А во-вторых, он решил спеть. Пел он один куплет какой-то старорусской песни. Точнее, три её строки. И так как заканчивались они очень быстро, он поставил её на репит.

Я ещё до его появления дамам сказала, чтобы потише себя вели. Потому как если во мне мне доктор Джекил превратится в мистера Хайда, то я за кровь на стенах не отвечаю.

Поэтому, когда Иванов допел до дам, уже они ему сказали, что “люди вокруг отдыхают и ты бы так не шумел”. На что господин Иванов (рыхлая задница лет 30) ответил, что “это их проблемы, они же знали, на что шли, купив билеты на самолёт с тремя хорами”.

В этот момент я прокляла господина Иванова 6 раз. И для верности наступила ему на ногу. Сильно. Мама учила не копить в себе зло.
Шесть, потому что именно столько раз и сам господин Иванов наступил на меня, пока шёл к дамам и топтался около них, распевая.

Потом он ещё долго что-то гнустно то пел, то говорил. И в целом, мне стало жаль всех словаков мира, его сохорников и даже прочих людей, коих Господин Иванов потом почтит своим присутствием. За минуту до закрытия сортира (о чём объявили по радио), он ринулся в хвост самолёта. И в следующий раз я увидела его только перед таможенным контролем.

Господин Иванов сидел на скамейке зала перед стойками с пограничниками. Склонив голову к коленям, обхватив их руками. Он молчал. Из дверей после контроля администраторы хора кричали сочувствующим, вокруг Иванова: «Вадим Петрович велел весь хор грузить в автобус, Иванова оставить тут, как самолёт долетит до Москвы, стюардам передадут, чтобы проверили салон, может паспорт ещё там. Иванов, не унывай, найдётся твой паспорт. Тут или в Москве получишь его, точно». Так я и узнала имя господина Иванова.

А вот хорошая музыка для этого прекрасного дня. Это огонь!

А вам что в попутчиках нравится?

Facebook Comments

Популярные статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *