Ситуации

Про чёрный день. Вещи, зато и ждать.

Уже в три года у меня был трёхколёсный велосипед. Потом Дружок на четырёх. Потом папа открутил от него два задних колеса. А потом у меня долго, очень долго не было велосипеда. И если вдруг вы подумали, что мне не покупали его, так как не было денег, то это не так. В семье инженеров в советские годы денежки водились. Не как у директора кооператива, но уж на велосипеды хватало.

Просто папа выбирал.

Наверное, вы все знаете таких людей. Им надо, допустим, мышь для компьютера. Они читают неделю отзывы на Маркете. Потом неделю — на других площадках. Пойдут посмотрят их вживую. Почитают про ход колёсика. Расспросят друзей. Подумают как следует, наконец. Потом начнут выбирать, где мышь дешевле. И чтобы доставили удобнее. Вот тут поудобнее, но на пятьдесят дороже. Да они опиздоумели! Нафиг! Найдём других.

В те времена маркетов и доставки не было. Интернета не было. А велики были. В спортивном на соседней улице. Папа ходил и выбирал. В целом, это тоже интересный процесс.

А я просила велик на каждый праздник. Родители шептались перед новым годом и я не искала коробки по шкафам, велик в коробку не влезет, уж нам ли не знать, хехе. Наверно он на балконе. Ну ладно, он у соседей. Или на антресолях спрятан.

Мечтала о Каме. Она небольшая, удобная, без рамы бывает. И красного цвета. Я сейчас ни об одних туфлях и сумках так не мечтаю. Господи, да что вообще эти сумки, по сравнению с Камой. Потом мне подарили заколку из Польши (все девочки хотели во дворе), а я плакала навзрыд.

Кама снилась мне по ночам, я смеялась во сне. А мама пугалась, будила и спрашивала: “Катя, Катя, ты чего?”.

Потом папа прикатил велосипед (что я? ребёнку что-ли не могу велик купить?). Это был огромный гигант. С рамой. Весь непонятный, тяжеленный и неуклюжий. “ЗАТО, я тоже смогу иногда на нём кататься в лес, а ты на багажнике”, — обосновал папа.

Мне приходилось как заново учиться ездить на нём, вокруг детского сада. Не доставала нормально ногами до педалей. И рама мешала спрыгивать. Но была рада и этому. А через три дня мы врезались в лоб с соседской девочкой, потому что я не смогла вывернуть с поворота, увидев её, мчащуюся навстречу.

Неделю рвало от боли в голове и саднящих коленок. Папа негодовал. Потом я снова каталась вокруг сада. С подругой Алиной. Круг я, круг Алина.

Потом Алина привела мальчика. Мальчик был светловолосый и говорил с акцентом, который я слышала в Евпатории.

Мой папа подполковник (к чему мне это?). Он уважаемый человек (я только потом пойму, зачем он мне всё это сказал). Я тут живу недалеко. Дай прокатиться. Да ладно, не жадничай. Я один кружок вокруг сада и приеду. ПОДОЖДИ.

Мне было одиннадцать (или около того), я верила людям. И убрала руки с руля.
Он действительно проехал круг. Посмотрел на нас с Алиной. Попросил второй.

Дома я сказала, что на меня напали мальчишки. “Их было трое, я испугалась”, — если ваш ребёнок боится реакции на правду, то он всегда будет врать. Несколько часов мы с отцом кружили вокруг домов, сада и других зданий, пытаясь опознать негодяев. Или увидеть мой велосипед.

Лето заканчивается, а летние лимонады ещё нет. Я давлю ягоды в кувшин, добавляю мяту, базилик, эстрагон. Немного лимона, в качестве натурального консерванта. Достаю с мойки небольшие чашечки из тончайшего зелёного хрусталя. На них офигительно красиво нарисованы лесные птицы. А стенки такие тонкие и прозрачные, что хочется всплакнуть. Эти чашечки, ещё бокалы и красивые непошлые тарелки привезла моя тётка из Германии. И подарила на моё рождение родителям. Несколько десятилетий посуда стояла в серванте за стеклом и доставалась по большим праздникам: “Каатя! Принеси из серванта тарелки тёти Оли! Сполосни и вытри, поставь на стол. Да смотри, не разбей”. А когда мы с братом разбирали и выкидывали вещи из родительской квартиры, я поняла, что хочу это всё себе. Есть и пить каждый день. Из самого красивого. И тонкого. И не ждать чёрного дня.

Потому что: 
— если выбор вещи превращается в бесконечность.
— если вы покупаете что-то, потому что так практичнее. И потому что ЗАТО,
— если для вас ваше время — самый не ценный ресурс. И вы готовы продавать его за 50 рублей, “на которые дешевле”.
— если вы отказываете себе в том, что вам очень хочется, когда ваши базовые потребности (жильё, одежда, еда) закрыты. 
— если вещь для вас дороже спокойствия близких. Или вашего спокойствия,
— если вы бережёте что-то, что у вас есть, на чёрный день…

…ТО поздравляю — ваш чёрный день уже настал. Вы прямо сейчас в нём живёте. Сегодня. Завтра. Каждый день. Всегда! И пока смерть не разлучит вас.

_______________________
А ещё я не люблю ждать. Особенно, когда что-то моё не в моих руках.

А вы? А у вас?

Facebook Comments

Популярные статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *