Отношения

Про милосердие к бывшим.

Вы хорошо себя сегодня вели, лайкали записи и писали интересные комментарии, поэтому вот вам ещё крутая песня и новый текст.

Некоторые люди очень милосердны. Особенно к бывшим и тем, кто их любит безответно. Милосердные уходят и отказываются. Но вроде как не до конца.

У меня есть тупая пилочка для ногтей. Я снимаю ей масляную краску с пальцев и ногтей после рисования. Но, если представить, что мне понадобилось бы ей отпилить себе кисть, то выглядело бы это почти так же, как это их милосердие.

Сначала бы я воткнула её поперёк кости, чтобы обозначить место и что вообще произошло.

— Знаешь, я больше (или «вообще» — в случае безответной любви с той стороны) тебя не люблю. Нам надо расстаться.

Потом вытащила бы наружу, вытерла края от вязких капель и пристроила к поверхности кожи. Примерилась.

— Ладно, я схожу с тобой на день рождения Лиды, она же не знает, что мы решили расстаться.

Начала бы медленно, но с усилием пилить. Вжух. Вжух.

— И я понимаю твоё желание пока никому не говорить об этом. Ты надеешься. Но между нами всё кончено. Правда. Пойми это! Лидочка, как хорошо у тебя дома. Жаль, что больше я не смогу к тебе приехать. Мы расстались, и ты ведь её подруга, а не моя.

Потом бы снова остановилась, чтобы проверить, образовался ли надрез, прорезалась ли кожа. Убедилась бы, что “как было” уже не сделать. И снова начала бы пилить.

— Да, я тоже по тебе скучаю. Но вчерашняя ночь ничего не значит. Давай будем считать это прощальным сексом. Мы просто слишком много выпили. Не спрашивай, куда я иду, мы расстались.

Когда последний миллиметр кожи, лопнув, закончился. Я бы принялась за кость. Вжух. Вжух.

— Вчера заехал забрать свои вещи, не нашёл тот свитер, что ты мне подарила на прошлый день рождения. Ты знаешь, вспоминал, как ты его запаковала и смешно выскочила из ванной со свёртком… Но чаще вспоминаю плохое.

Кость — это не эпидермис. Тут нужно усилие побольше. Такое, чтобы другое ребро пилки впивалось в пальцы. И они белели. Вжух.

— Послушай, не надо мне звонить и спрашивать где я. И фотки я твои в фэйсбуке просто так полайкал. Я просто так пишу на своей странице романтические вещи. Это всё тебя вообще не касается. Я? Да я просто спросил тогда, чего ты сразу? Ты мне больше никто. Ну что ты плачешь? Конечно, хорошо, хочешь, поехали со мной на рыбалку ((обещала упомянуть рыбу в следующем посте — выполняю)). Мне тоже нужно отвлечься. Только не реви больше. Это невыносимо.

Вот эта тонкая бежевая ниточка, нерв. Натянутая как тетива на детском луке. Потом — сетка кровеносных сосудов. Мы справились и с этим.

— Привет. Нормально. А у тебя? Да, в другом районе. На новой работе. А у тебя? А ты? Да ты что? Всё-таки сломалось? Ну, я подумаю, может и заеду починить. Конечно, понимаю, дерут втридорога, а лучше меня всё равно не сделают. Целую… Ну, то есть пока.

Потом уже вся кисть висит на тонком клоке кожи. И я зажимаю его тремя пальцами, чтобы натянуть и перерезать одним резким движением.

А он ей говорит (или она ему, бабы тоже бывают милосердны):

— Знаешь, я всех сравниваю с тобой. Что? На твой день рождения? Я не думал, что позовёшь, у меня и подарка нет. Хе! Ну спасибо, ты тоже подарок. Ну, в смысле, была. Ну, в смысле, есть. Прости. Мне очень жаль, что так вышло. Мы не виноваты. Давай через месяц куда-нибудь сходим. Правда, это не очень понравится моей нынешней девушке. Но я с ней поговорю, должна же она понять…как тебе тяжело.

Когда я расстаюсь с человеком (если я действительно хочу расстаться), то всегда его везде блокирую, тру фотки и письма. И уничтожаю (ритуально — с песнями и плясками) всё, что с ним связано. Подруги говорят, что это по-бабски и так нельзя. На что всегда хочется сказать:«Ау! Чики! Вы видите этих два шара, прикрепленных к моей груди? Мои волосы и лицо? Ну и остальное там, по мелочи. Мне прям даже положено вести себя по-бабски. Так что, я, пожалуй, сделаю всё, чтобы мою кисть не пилили тупой пилкой месяцами. И сама удержусь от соблазна пилить, если решение приняла именно я».

Я предпочитаю, когда рубят с плеча. Один точный удар — и голова отношений прочь. Поймать её на углу и подфутболить, чтобы ещё и за забор перелетела. Чтобы переболеть, перестрадать, перевспоминать всё-самое-лучшее,что было. Вытереть слёзы и сопли. Пожить счастливо одной. Наслаждаться этим. А потом начать танцевать и снова влюбляться. И чем быстрее уйдут все милосердные, тем ближе танцы. И пусть не обольщаются, молча пихают в жопу своё милосердие. Смотрят в даль. Пытаются просочиться (блокировать, помнить о решении, не колебаться).

Потом, главное — не забывать про людей самая первая сигарета.
И не возвращаться.
____________________
А вы как любите? Пилить или рубить?

Facebook Comments

Популярные статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *